Юлия Дроговоз: Откажитесь от "ручника"

Вице-президент Украинского союза промышленников и предпринимателей – о том, как работает система блокировки НДС-накладных после так называемой "перезагрузки".
Юлия Дроговоз
dengi.ua

Обновленный механизм блокировки НДС-накладных начал функционировать с 22 марта. И если в прошлом году, когда система только была запущена в эксплуатацию, мы получали массу звонков и обращений, то сейчас с нами связался только один человек, у которого были проблемы. Конкретной статистики по блокировкам пока нет. Но по нашим данным около 80-90% операций приостанавливаются по критериям рисковости налогоплательщика, и лишь 10-20% – это блокировка тех операций, которые не прошли проверку на "пересорт". В прошлом году, напомню, приостановка НДС-накладных осуществлялась только по операциям, что и доставляло бизнесу массу проблем.

Читай также: Юлия Дроговоз: Два месяца на НДС

Впрочем, сейчас тоже не все идеально и гладко. Дело в том, что рисковость налогоплательщика определяется по шести пунктам. Причем первые пять пунктов вполне четко характеризуют деятельность фиктивных компаний, которые зарегистрированы на поддельные документы, пользуются фальшивыми уставами, отсутствуют по месту регистрации и т.д. То есть все то, что попадает под нормы статьи 205 Уголовного кодекса Украины. И по этим критериям можно практически в автоматическом режиме "отсеивать" накладные таких плательщиков.

Но вот шестой пункт прописан нечетко, и под его действие могут попадать любые компании, в том числе и те, которые работают честно и добросовестно. Например, юрлица получившие статус плательщика НДС менее трех месяцев назад; плательщики, должностные лица которых работали на предприятии, обанкротившемся в течение трех последних лет; юрлица, не подавшие декларации по НДС за последние 2 месяца и финансовую отчетность.

В таком случае (по шестому пункту) блокировка должна производиться на основании решений, которые принимают комиссии при Государственной фискальной службе. При этом комиссии обязаны в индивидуальном порядке изучить имеющуюся о налогоплательщике информацию и только потом приостанавливать регистрацию НДС-накладных.

Но по факту эта процедура не соблюдается. Почему я делаю такой вывод? Мы с одним налогоплательщиком специально изучили этот вопрос. Предприниматель на общей системе с 20-ю сотрудниками. То есть нормальный, не фиктивный бизнес. В 2017 году он столкнулся с приостановкой накладных. Комиссия при ГФС приняла весь требуемый пакет документов c пояснениями, провела проверку, подтвердила "чистоту" операций и проблема была решена. Но в этом году его НДС-накладные вновь попали под блокировку. Когда предприниматель попытался выяснить причину произошедшего, ему в ГФС сообщили: никаких претензий нет. Это косвенно свидетельствует о том, что комиссии как таковые не заседают. Да, есть какие-то списки, и не исключено, что они составляются на центральном уровне. Ведь если непонятно, почему вообще накладные блокируются, когда плательщик давно доказал свою безрисковость, то эти списки явно были сформированы еще раньше по каким-то устаревшим данным, и точно не на местах. Конечно, на 100% утверждать этого мы не можем, но подозрение есть.

Читай также: Юлия Дроговоз: Остается проблемой

И это на сегодняшний день самая большая проблема, которую нужно решать. Как? Обеспечить прозрачность процедур блокировки. Чтобы решения, которые принимаются налоговиками, были не спонтанными, когда накладная уже идет на регистрацию, а основаны на конкретных фактах по итогам заседаний упомянутых комиссий. К тому же, налогоплательщик должен иметь право заранее получать информацию о том, что находится в группе риска. И тогда он, возможно, перед отправкой накладных постарается выяснить причину включения его в эту группу и доказать реальность своей деятельности в целом.

В целом же, ситуация с блокировкой однозначно лучше, чем в прошлом году. И сама по себе оценка налогоплательщика, а не его отдельных операций, более верная. При этом мы понимаем: полностью автоматическая блокировка пока что невозможна. Чтобы прийти к ней, необходимо привлекать финансирование, специалистов, оцифровывать многие процессы. Пока же та система, которую мы имеем, оптимальный вариант. Но рано или поздно от "ручника" отказываться нужно.

Для этого необходима воля как руководства ГФС, так и руководства Министерства финансов Украины, иначе мы застрянем на этапе ручного управления, который удобен для ГФС, но при этом оставляет в силе человеческий фактор со всеми его плюсами и минусами для плательщиков.

Наверх