Григорий Кукуруза: Перезапустить банки

Экономист IMF Group Ukraine – о новых шагах НБУ по восстановлению доверия к банковской системе.
НБУ ввел новый норматив ликвидности – LCR
depositphotos.com

Основной индикатор доверия к банковской системе – уровень монетизации ВВП (показатель насыщения экономики деньгами, который и определяет стоимость кредитов). Он за последние 4 года снизился почти вдвое – с 62% до 37%.  Удельный вес строчных депозитов при этом снизился на 15% (к 450,8 млрд. грн. по сравнению с 522,3 млрд. грн. в 2013-ом), и это с учетом того, что гривневый эквивалент валютных вкладов после девальвации вырос более чем втрое. Вместо депозитов национальным инструментом сбережений стал наличный доллар.

Можно считать, что раз нет притока депозитов – значит, банкам нужно предложить более высокие проценты по ним. Однако поднимать и без того высокие ставки – просто бессмысленно с точки зрения дальнейшего инвестирования привлекаемых средств.

Действительно, в прошлом году существенный рост кредитования показал сегмент физлиц – +42,2%. Но только благодаря эффекту низкой базы: удельный вес займов населению составляет в валовом кредитном портфеле всего 17,6%.

Читай также: Григорий Кукуруза: Курс поддержит сырьевая волна

В целом же по системе приток вкладов банки предпочитают размещать в краткосрочные государственные ценные бумаги: ОВГЗ минфина – 360,8 млрд. грн. и депозитные сертификаты НБУ – 69,7 млрд. грн. (на конец 2017 года). Высокая доходность и минимум рисков приводят к тому, что их удельный вес в чистых активах банковской системы вырос с 9,4% на конец 2014 года до текущих 31,1%. А вот удельный вес кредитного портфеля юрлиц за это время снизился с 55% до всего 34,3%.

Ради повышения уровня доверия к банковской системе Национальный банк ввел новый норматив ликвидности – LCR, который должен показывать устойчивость банка к внешним шокам. От текущих Н4-Н6 он отличается тем, что индивидуально адаптируется к бизнес-модели банка, устанавливая именно тот порог остатка ликвидных активов, который позволит финучреждению функционировать еще минимум месяц, даже если начнется бурный отток вкладов.

Острая необходимость нового норматива объясняется тем, что в зависимости от образа своего “типичного вкладчика” каждый банк в период шоков сталкивается с разной интенсивностью оттока депозитов. Устойчивые финансовые учреждения, которые предлагают ставки по депозитам ниже рынка, обычно ориентированы на финансово грамотных и лояльных к своему банку клиентов. Поэтому, даже когда на рынок приходит “Черный лебедь”, оттока вкладов из них почти не происходит. В банках, которые завлекают клиентов при помощи высоких ставок, ситуация диаметрально противоположна, поэтому они должны будут иметь больший запас высоколиквидных активов.

Но гораздо больше интереса и возможностей открывает второй шаг Нацбанка – изменение в Постановление №11, которое обязывает банки в ежемесячном режиме раскрывать данные о структуре кредитов, выданных субъектам хозяйствования по видам экономической деятельности.

Мало кто оценил весь потенциал для анализа и прогнозирования будущей устойчивости каждого конкретного банка, который теперь стал доступным. А ведь, используя найденные на основе анализа 2000-2017 годов корреляции между состоянием дел в отрасли и качеством обслуживания привлеченных ею кредитов, легко дать точную оценку рискам ухудшения качества кредитного портфеля анализируемого банка в будущем. Что фактически означает возможность получать данные об ухудшении финансового состояния банка даже раньше его топ-менеджмента или собственников.

Посодействуют ли эти шаги Нацбанка притоку долгосрочных вкладов от населения? К сожалению, я в этом не уверен – для восстановления доверия этого все еще недостаточно.

В последнее время стало принято обвинять Национальный банк в жесткой монетарной политике и, как следствие, – в отсутствии экономического роста. Однако виноват ли НБУ в том, что львиная доля политических и военных экспертов допускают высокую вероятность полномасштабного вторжения российских войск в Украину после Чемпионата мира по футболу летом 2018-го года? Очевидно, что на фоне таких ожиданий население не готово доверять свои сбережения банкам, – а банки не готовы кредитовать реальный сектор и проекты с горизонтом инвестирования более двух лет.

И при этом Кабинет Министров и парламент наперебой критикуют НБУ за высокий уровень кредитных ставок, даже не осознавая, что решение проблемы находится вовсе не в плоскости полномочий Нацбанка.

Почему-то все забыли, что закон о гарантировании полной суммы вкладов в госбанках так до сих пор и не подписан Президентом (хотя был проголосован 21 декабря 2016 года) или о том, что в 2014 году был введен налог на доходы от депозитов по ставке 19,5% (18% – НДФЛ, 1,5% – военный сбор). О том, что никто в парламенте не собирается повышать сумму гарантирования вкладов от 200 тыс. грн. хотя бы до 500-700 тыс. грн., я уже даже не говорю.

Читайте полную версию статьи в журнале “Деньги“ № 5 от 15 марта  2017 года. Номер можно купить онлайн.

Придбати журнал “Гроші“ №5 від 15 березня 2017 року українською мовою.

Наверх